qkowlew (qkowlew) wrote,
qkowlew
qkowlew

Бульон по калужски. Часть 3

<< Часть 2
постоянный адрес этого текста - там

Бульон по калужски. Часть 3

К четырём часам дня наладили готовку в одном из домов и организовали нормальный обед для всех выздоровевших в столовой детдома.
     Напротив меня к столу подъехала на коляске Маша, взяла ложку, странно посмотрела на меня. И начала есть, старательно черпая суп ложкой.
     Я же смотрел в тарелку. Есть не хотелось. С позднего вечера вчерашнего дня я не ел буквально ни кусочка еды. Я оценивал, что есть будет надо. Мы планировали мародёрство... Но сейчас. Что-то не так. На краю сознания билось ощущение, что не ощущать голода совсем - это неправильно, никакой адреналин не объясняет.
     Остальные ели. Кто-то с меньшим аппетитом, кто-то с большим. Они выздоровели. Они явно были здоровы. Они пили воду, которая обжигала их, пока они были больны.
Ветка 2
- Что с тобой?
- Так. Товарищи. Мне совершенно не хочется есть и пить.
- И что? - разговоры за столом замерли.
- Это неправильно, - я взял кружку с водой, выпил. Горло запершило, - Это явно симптомы, только почему-то слабые, - я встал и вышел на улицу.
     Четверо вышли за мной, остальные стали лихорадочно доедать.
- Тогда попробуй выпить бульон. Что терять?
- Да. Но... Давайте.
     Я глотнул бульон. Ощущение обжигающе ледяной воды, и мир полностью погас для меня.

Основная
     Я вспомнил, что чай всё-таки пил. Пока варили вторую порцию бульона, в лесу, я кипятил воду и заваривал чай. Взял со стола кружку с чаем и отхлебнул. Всё вроде нормально.
     И пришло понимание. "Зачем жрать лишнее. Жировые запасы пусть тратятся". Гм. Ладно. Съел немного супа, чтобы не выделяться, выпил чаю... Всё равно ощущение "что-то не совсем правильно" не проходило. Что ж, похоже, что придётся с этим жить...

Немного тактики


     Группами по 4-5 человек мы отлавливали по посёлку больных, лечили, приводили в чувство, организовывали "жизнь на военном положении".
     Электричества не было, поэтому все найденные мобильники, рации, прочие устройства мы выключали, причём в домах просто оставляли на местах, а найденное на улице собирали на специально заведённый склад в доме культуры.
     Первого же обнаруженного больного первой категории уютно устроили в ванной в детдоме и начали готовить ещё бульон.
     Водители собирали парк машин, особенно упирая на старую технику, без бортового компьютера. На самом деле, возможно, это уже не было критично ни для кого из уже заражённых, а тем более вылеченных - мы ставили эксперименты с мобильниками и компьютерами. Но как-то спокойнее.
     Попробовали посмотреть тот самый "телевизор на батарейках". Минут пяти хватило, чтобы понять, что в новостях идёт поток о нас, но ничего кроме выдумок журналистов и откровенных спекуляций политической окраски (вплоть до "пустите туда украинскую армию - она наведёт порядок"), там просто в принципе нет, одни говорящие головы и повторяющиеся одни и те же кадры.
     Распотрошили одну нетронутую противником аптеку. Шприцы. Работающая доза при введении в вену - меньше 1 мл. Посёлок и здание детдома становятся первым "опорным пунктом" нашей команды.
     Опять много-много работы.
     Нашёлся адекватный радиолюбитель-коротковолновик, и теперь у нас есть хоть какая-то связь с внешним миром. Правда, разговоры какие-то всё...

- Что вам надо?
- Шприцов одноразовых. Доза лечащего бульона при введении перорально - около 40мл, клизмой - 10мл, в кровь - около 1мл. Электроэнергии, без неё вся инфраструктура тут считай, не существует. Медиков-исследователей, которые возьмут пробы тканей, проведут микроскопические исследования, биохимию. Чтобы можно было разобраться - в самом ли деле выздоровели те, кто сейчас с вами разговаривает, или болезнь сложнее устроена.

- Какие ваши требования?
- Что?
- У вас есть политические требования? Вы террористы?
...

- Вы можете выделить опытного оператора? Мы вам пришлём оборудование для съёмки и спутниковой связи.
- Вы считаете, что это вот прямо сейчас самое важное?!
- Мы заплатим...
- Ага. Угольками под котлом.
- Мы, в конце концов, четвёртая власть, журналисты!
- Власть? Вот добейтесь чтобы было принято решение НЕ уничтожать нас. Чтобы был отменён отданный оцеплению приказ "сжигать всё похожее на человека". Теперь мы точно знаем, что достаточно отгонять больных водой из брандспойта. Выясните, кто этот приказ отдал и добейтесь чтобы он сам прибыл сюда и вот он пусть и снимает вашим оборудованием.
...

- У вас там правда зомби бегают и людей едят? А вы сами людей ели?

     Меня начинает всё больше радовать отсутствие интернета в отдельно взятом регионе.
     А по мере того, как удаётся найти поваров, электриков, водителей, медиков - постепенно налаживаем местную жизнь. И убираем останки.

А тело русское едят

Всё время, везде в населённых пунктах попадаются "кляксы" - дурно пахнущие пятна органики, происхождение которых нам становится понятно только тогда, когда на наших глазах группа больных рвёт на мелкие куски то ли кого-то из уже вылеченных, то ли неизвестно как тут оказавшегося ещё не заболевшего человека.
     Рвут на части, съедают, старательно перемалывая в кашицу даже довольно крупные кости, отрыгивают какую-то часть съеденного и тут же это отрыгнутое размазывают, разлизывают языком по асфальту, траве, стенам.
     Также точно они порой рвут на части друг друга.
     Очень похоже, что ускоренный метаболизм заболевших именно таким образом настраивает их на "охоту на всё, что шевелится".
     Испражнения заболевших также образуют "кляксы", которые они точно также стараются размазать и разлизать. Большая часть больных бегает уже давно в основательно порванной одежде или вообще без оной.
     По мере приведения территории в порядок выясняется, что вылеченных живых у нас получается менее 1/10 от исходного населения, то есть около 90% людей в этих условиях сожраны прочими.
     Иными словами, практически все вылеченные в самом деле ели людей. Кроме буквально тех единиц, что умудрились оказаться, как мы, самые первые, далеко от остальных людей в лесу. И это буквально за сутки.
     Часть всего этого самым хладнокровным удаётся заснять на видео.
     Здания медучреждений, кроме некоторых аптечных пунктов, вышки сотовой связи и все магазины, где торгуют хоть какой-то электроникой, оказываются разгромлены и уничтожены с непередаваемо яростным вандализмом - так, например, в одном из помещений выдрана, выгнута и выгрызена решётка, а явные следы зубов есть буквально на каждом предмете.

Стальные яйца третьей категории

- Саид, ты почему здесь?
- Стреляли...

- К вам идёт машина с врачом и оборудованием для забора проб и биохимических исследований. Идёт со стороны Киевского шоссе через мост калужской объездной через реку Суходрев. Сумеете обеспечить материалом?
- Да. Сейчас по объездной до поворота на Юбилейный можно спокойно ходить и ездить - всех тут отловили вплоть до линии Митинка-Кирюхино-Николаевка. Пусть доезжает до развязки на Юбилейный. У нас здесь небольшая база в центре освобождённого региона, по мере развития наступления будем сдвигаться на юг-юго-восток по объездной.
     В треугольнике на развязке - наш небольшой лагерь. На мосту - наблюдатели.
     В основном из соображений - чтобы было хорошо и издалека видно приближающуюся группу противника.
     С запада приезжает одинокый микроавтобус. И из него выходит очень хорошо мне знакомый Юрич. Я сначала не подхожу к нему, и, только улучив удобный момент, подхожу, держа палец у губ.
     Ощупываю его одежду, чувствую что-то не то и снимаю с него куртку, часы, сумку с пояса. Оставляю на этом месте, после чего мы отходим подальше.
- Извини, не хочется чтобы рядом при, - тут я осознаю, что не уверен в том, что сам не "заразен", и запинаюсь, - разговоре была какая-либо электроника. Так всё-таки, как здесь оказался?
- Понимаешь, Серёжа, я ролик посмотрел. В сети. И твой голос услышал. А международная комиссия всё-таки стала организовывать сюда группу исследователей.
- И что, никто не хотел ехать, а ты, самый отмороженный...
- Смотри. Приходит такой вот врач. Исследователь. Учёный. С богатой практикой, уважаемый человек. Ему сначала ессно подписку о неразглашении. Это он может, ему не привыкать. А потом - собственно контрактик, условия которого он (по уже данной подписке) и разглашать не имеет права.
- Ну и что может быть такого особенного в этом контрактике?
- А там пункт о взятии на себя ответственности. Как за частные решения, например, об эвтаназии конкретных больных. Так и если будет принято решение о полном уничтожении. Подписывающий принимает на себя ответственность за такое решение, даже если (по любой причине) не сможет принять обсуждение и подтвердить своё согласие.
- Ну то есть - если ты, положим, заболеешь, а кто-то там снаружи примет решение бомбить - на тебя же и спишут это решение?
- Да. И там чётко написано - о полном уничтожении, в том числе здоровых и вылеченных людей, не пытаясь никого эвакуировать с территории...
- И никто не подписывает. Не решается.
- Я тут, как видишь.
- По сути, заранее отдав приказ "огонь на меня".
- Да.
- И они не удивились?
- "Военный доктор из Чечни, приехал убить дракона"...
- Было что-то ещё. Они согласились - ладно. но сам то ты решил..
- Со мной на улице заговорил совершенно незнакомый прохожий. Причём он вообще не слушал, отвечаю ли я что-то. Просто начал говорить, закончил и свернул на перекрёстке. Он сказал, если я поеду туда, то следует вывезти, и - особенно - спасти от любого медицинского осмотра третью, наименьшую количественно, категорию заболевших. Любой ценой. Всех до одного. Иначе, из страха, человечество попытается уничтожить всех.
- Он сказал, как отличить эту категорию, дал какой-то тест?
- Нет.

Карта

Часть 4

Обсуждать там!



© 2014 Sergej Qkowlew
Tags: гон, ловец снов, фантастика
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author